Новости, объявления, справочник Бердянска

Войти | Регистрация

19
ноября



Анекдот
Встречаются две блондинки:
- А чем сейчас занимается Машка?
- Учит литературу!
- Кошмар! Чему она может научить литературу?

Бердянск. Интересные факты прошлого. Генерал-губернатор Михаил Воронцов


(Продолжение.)
Говоря о Бердянске, невозможно обойти стороной личность князя Михаила Воронцова – генерал-губернатора нашего Новороссийского края.



Краеведы и историки расходятся во мнении. Одни называют его основателем Бердянска. Другие придерживаются той точки зрения, что решения о строительстве городов принимал царь. И указы о строительстве тоже подписывал он. Стало быть, царя и нужно считать основателем города, в случае с Бердянском – это император Николай I.

Но как бы там ни было, никто из краеведов и историков не отрицает тот факт, что граф Воронцов сыграл важнейшую роль в начале строительства Бердянска и в его последующем развитии. Небольшому и удаленному от Одессы Бердянску (Одесса была административным центром Новороссии) генерал-губернатор уделял столько внимания, что некоторые полагают – наш город, современным языком говоря, был крупным бизнес-проектом не только государственного масштаба, но и, возможно, целой группы лиц, в том числе и самого Михаила Семеновича Воронцова.

Что ж, возможно, когда-то найдутся подтверждения или опровержения этой точки зрения, но, повторимся, в любом случае, роль Воронцова в становлении и первоначальном развитии Бердянска трудно переоценить.

- Именно потому, - вспоминает депутат городского совета Анатолий Степаненко, - в 2007 году и возникла идея установки в нашем городе памятника Михаилу Воронцову. Была сформирована инициативная группа, а потом - и конкурсная комиссия. Определили даже место установки памятника. Это набережная в месте выхода на нее пр. Труда. Одним из первых, кто не просто откликнулся на предложение, но и принял активное участие в проекте, был Валерий Денисенко, Царство ему Небесное. Он лично ездил в Киев, встречался с нашим известным земляком – скульптором Владимиром Филатовым. Однако после переговоров инициативная группа поняла, что стоимость памятника в 100 тысяч евро нам не потянуть. Поэтому было принято решение провести конкурс на лучший проект памятника среди местных скульпторов. Победителем стал Николай Мироненко. И тогда Валерий Денисенко, Александр Стахурский выделили из своих средств каждый по 40 тысяч грн, я и Валерий Баранов - по 20 тысяч грн. Светлана Воробьева - 10 тысяч. Эти деньги были направлены на изготовление макета памятника. Николай Мироненко свою работу выполнил, и макет был перевезен на завод «Южгидромаш», где его руководитель Эдуард Телегуз взял на себя ответственность по проведению отливки памятника.

Но потом были выборы, приход в исполком новой команды, и тему установки памятника на определенное время отложили. Хорошо, что к ней сейчас снова вернулись. Правда, на сегодня возникла новая дискуссия по месту установки. Но я все-таки надеюсь, что в конце концов памятник Михаилу Воронцову, этому выдающемуся человеку, сыгравшему значительную роль в становлении Бердянска, все-таки будет установлен. И роль тех, кто стоял у истоков не забудут.

Редакция нашей газеты выражает благодарность депутату городского совета Владимиру Сенченко за предоставленные малоизвестные данные о графе Михаиле Воронцове. Мы предлагаем их вниманию наших читателей.

В начале краткая биографическая справка


Русский энциклопедический словарь под редакцией И.Н.Березина, посвященный Его Императроскому Высочеству Государю Наследнику Цесаревичу.

Отдел I. Том Vс.-Петербург 1875 (стр 422-423)

«Воронцов Михаилъ Семеновичъ, свѣтлѣйшій князь, генералъ фельдмаршалъ, намѣстникъ кавказскій, новороссійскій и бессарабскій ген. губернаторъ (1782-1856), род. въ Лондонѣ, въ 1801 г. вступилъ, будучи дѣйствительнымъ камергеромъ, въ поручики преображенскаго полка; въ 1803 г. перешелъ на Кавказъ къ князю Циціанову; участвовалъ въ кампаніяхъ противъ французовъ 1806 и 1807 г., въ турецкой 1809-11 г., въ отечественной кампаніи тяжело раненъ въ Бородинскомъ сраженіи. По выздоровленіи въ 1813 г. отличился въ дѣлѣ подъ Руаномъ; съ 1815-1818 г. оставался во Франціи; в 1823 г. назначенъ новороссійскимъ и бессарабскимъ генералъ-губернаторомъ и въ продолжительное управленіе этимъ краемъ весьма много содѣйствовалъ его процвѣтанію; въ 1828 г., командуя отдѣльнымъ отрядомъ, взялъ Варну; въ концѣ 1844 г. назначенъ намѣстникомъ кавказскимъ; в слѣдующемъ году взялъ Дарго, за что получилъ княжеское достоинство; для успѣшнаго веденія войны повелъ вездѣ въ лѣсахъ прорубаніе дорогъ; особенно съ декабря 1846 года по февраль 1847 года произведена большая вырубка лѣсовъ въ Малой Чечнѣ, а потомъ 1848 года – въ Чечнѣ, въ 1850-51 г. въ Чечнѣ и др. Въ управленіи края произведено множество перемѣнъ по общему образцу имперіи и улучшеній, особенно по гражданскому управленію; учрежденъ кавказскій округъ (1848), начато изданіе газеты «Кавказъ» (1846), открытъ въ Тифлисѣ русскій театръ (1845), край раздѣленъ на нѣсколько губерній и пр. Однимъ изъ послѣднихъ событій управленія кн. В. было открытіе коммерческаго суда въ Тифлисѣ въ 1854 г. Вскорѣ кн. В. по разстроенному здоровью получилъ увольненіе за границу, а потомъ и отъ должности намѣстника и генералъ-губернатора. Поѣздка за границу не принесла ему облегченія и въ 1856 г. онъ скончался. Кн. В. принадлежалъ къ числу богатѣйшихъ помѣщиковъ въ Россіи и слылъ англоманомъ; отлично устроенныя имѣнія его въ Крыму: Алупка (съ дворцомъ), Массандра и АйДаниль. Въ Одессѣ на Соборной площади воздвигнутъ кн. В. монументъ».


Из воспоминаний М.П.Щербинина (находившегося на службе у графа Воронцова)

«Послѣ обѣда, ежедневно, графъ Воронцовъ бралъ меня съ собою на прогулку, въ открытое море, на принадлежавшей ему небольшой однопарусной яхточкѣ. Онъ питалъ особенное пристрастіе къ морю и не рѣдко сѣтовалъ, что не выполнилъ своего призванія: не сдѣлался морякомъ. Находясь въ самыхъ дружескихъ отношеніях съ покойнымъ адмираломъ А.С. Грейгомъ и въ непрерывной съ нимъ перепискѣ, графъ Воронцовъ принималъ живѣйшее участіе въ судьбахъ Черноморскаго флота и содѣйствовалъ его преуспѣянію».

(«Русский архив», издаваемый Петром Бартеневым, книга третья 1876 год, стр.286)

В 1828 году, во время очередной русско-турецкой войны, графу Воронцову пришлось отвлечься от хозяйственных дел и снова вспомнить о ратном деле, которое Михаил Семенович знал также хорошо. Отдельный отряд, которым командовал Воронцов, взял Варну.

Однако огромен и неоценим вклад этого человека именно в освоение и развитие Новороссийского края.

«Занимаясь, безъ устали, ежедневно съ 7 часовъ утра до 6 вечера, съ небольшимъ промежуткомъ, который употреблялся на прогулки верхомъ или пѣшкомъ по городу, графъ Воронцовъ требовалъ той же усердной дѣятельности отъ окружающихъ его подчиненныхъ», пишет М.П Щербинин.

(«Русский архив», издаваемый Петром Бартеневым, книга третья 1876 год, стр.295)

И далее:

«Графъ Воронцовъ ежегодно, по нѣскольку разъ, обозрѣвалъ, во всѣх концахъ, обширный край, его управленію ввѣренный. Я постоянно находился при немъ. Въ одинъ изъ такихъ объѣздовъ, когда мы плыли на пароходѣ «Петръ Великій» (это былъ первый пароходъ, появившійся въ водахъ, омывающихъ берега Новороссіи) изъ Ялты въ Феодосію, Керчъ и Таганрогъ, насъ постигла въ Азовскомъ морѣ сильная буря; холодный порывистый вѣтеръ дулъ немилосердно, въ теченіи многихъ дней; мы должны были стать на якоряхъ, въ значительном разстояніи отъ берега. Наконецъ буря нѣсколько усмирилсь и мы всѣ высадились на этотъ пустынный берегъ, окаймлявшій унылую степь, на которой разбросаны были лишь рыбачьи землянки. Окинувъ взоромъ эту мѣстность и удобства прилегающей къ ней пристани, графъ Воронцовъ угадал въ ней средоточіе для сбыта произведеній изъ окрестныхъ земель Азовскихъ казаковъ, селеній Менонитовъ и Нагайскихъ Татаръ, изъ губерній Таврической, Екатеринославской, а отчасти и сопредѣльной имъ Харьковской. Такимъ образомъ возникъ в 1835 году портовой городъ Бердянскъ, нынѣ столь обогатившійся отпускною торговлею».

(«Русский архив», издаваемый Петром Бартеневым, книга третья 1876 год, стр.296)

Административные, хозяйственные, и военные способности графа Воронцова, благодаря которым преобразился и расцвел Новороссийский край, были настолько высоко оценены императором Николаем I, что он назначил Михаила Семеновича наместником Кавказским. В этом недавно присоединенном к России регионе складывалась тяжелая обстановка. Для наведения там порядка государем был выбран именно Михаил Воронцов, несмотря на то, что ему на тот момент было уже 62 года.


Из воспоминаний Владимира Толстого, служившего при графе Воронцове

«До назначенія его намѣстникомъ и главнокомандующимъ на Кавказъ, я зналъ его столько же, сколько и всѣ наслышанные съ наилучшей стороны объ этой популярной личности; но съ 1845-го года, служа при немъ, я могъ вполнѣ изучать его, какъ государственнаго дѣятеля и патріота.
Принимая назначеніе на Кавказъ, князь Воронцовъ сдѣлалъ самопожертвованіе, выше котораго человѣкъ не можетъ совершить».

(«Русский архив», издаваемый Петром Бартеневым, книга третья 1877 год. стр. 293).

Злоупотребления в армии всегда были бичом России. Вот что сообщает Владимир Толстой:
«Войска, прибывавшія изъ Россіи, оказались истиннымъ бѣдствіемъ для Кавказа; побѣги къ Горцамъ были постоянные, и Шамиль составилъ себѣ изъ этихъ дезертировъ цѣлую команду личныхъ тѣлохранителей и прислугу къ своей полевой артиллеріи; но самою отвратительною чертой въ прибывавшихъ войскахъ была тайная передача непріятелю нашего пороха и боевыхъ припасовъ. Въ Дарго князь самъ лично удостовѣрился, что найденные тамъ гранаты и патроны были Русскаго заготовленія.

Для вызова нашихъ дезертировъ князь Михаилъ Семеновичъ исходатайствовалъ разрѣшеніе освобождать отъ суда и наказанія возвращающихся и опредѣлять ихъ вновь на службу въ частяхъ, отдаленныхъ отъ границъ. Эта мѣра оказалась дѣйствительною, и какъ скоро дезертиры узнали о ней черезъ лазутчиковъ, они во множествѣ стали являться на пограничные посты. Однихъ Поляковъ мало выходило изъ горъ.

Противъ торговли порохомъ возбуждены были многочисленныя строгія слѣдствія: начальники, на обязанности которыхъ лежало храненіе боевыхъ припасовъ, встрепенулись, и этотъ позорный, измѣнническій торгъ въ самое короткое время былъ совершенно прекращенъ».

(«Русский архив», издаваемый Петром Бартеневым книга третья 1877 год. стр. 296)

Каково?!. Как будто бы писано с Чеченской войны конца XX века. Вот только, судя по всему, Воронцову быстрее удалось навести порядок. Владимир Толстой сообщает:

«Уже на третій годъ управленія князя Воронцова страна значительно успокоилась въ военномъ отношеніи: на дорогахъ и внутри края возстановилась безопастность, разбои и грабежи прекратились, хлѣбопашество усилилось до того, что поставки провіанта для войскъ производились мѣстными средствами по очень умѣреннымъ цѣнамъ; винодѣліе, садоводство, огородничество, шелководство, акклиматизація колоніальныхъ растеній, все значительно улучшилось. На горное производство также было обращено вниманіе: вновь былъ устроенъ Алагирскій серебро-свинцовый плавильный заводъ. Казенныя статьи, отдаваемыя въ оброчное содержаніе, значительно вызвысились; непроѣздные пути обратились въ хорошія дороги; рѣки, на которыя никто не обращалъ вниманія, сдѣлались судоходными».

(«Русский архив», издаваемый Петром Бартеневым, книга третья 1877 год. стр. 302)

Отдельная тема, возможно, заслуживающая даже особого исследования - это работа Воронцова с населением.

«Два раза въ недѣлю у князя Воронцова бывалъ пріемъ просителей; - сообщает Владимир Толстой, - начальники всѣхъ частей должны были находиться при этихъ пріемахъ, такъ какъ тутъ же и рѣшались по возможности всѣ просьбы».

(«Русский архив», издаваемый Петром Бартеневым, книга третья 1877 год. стр. 307)

Тот же Владимир Толстой в своей статье «О деле флигель-адьютанта полковника Копьева» писал:

«В эти два дня являлась къ нему масса различнаго народа. Каждаго по одиночкѣ онъ выслушивалъ съ большим терпѣніемъ, входилъ во всѣ мелочныя нужды просителя и нерѣдко тутъ же дѣлалъ свои распоряженія по просьбамъ. Не смотря на черезмѣрное утомленіе, онъ все-таки оставался въ пріемной залѣ до тѣх поръ, пока не выслушаетъ послѣдняго просителя. Остальные за тѣмъ дни, при обширныхъ и многостороннихъ занятіяхъ, распредѣлены были между отдѣльными начальниками управленія для выслушанія ихъ докладовъ. Князь Михаилъ Семеновичь, желая облегчить бѣдныхъ людей, не принуждать ихъ являться съ своими просьбами только въ пріемные дни, а дать имъ возможность во всякое время подавать на его имя прошенія, - приказалъ выставить у подъѣзда своего дома ящикъ, въ который каждый имѣлъ право днемъ и ночью опускать письмо или прошеніе.

(«Русский архив», издаваемый Петром Бартеневым, 1873 год, стр.1763)

Можно еще много рассказывать о том, как боролся Воронцов со злоупотреблениями в армии, с тем, чтобы солдат офицеры не использовали, как прислугу. О его хозяйственных делах. Но все это уже выйдет за рамки газетной публикации. Главная наша цель – донести до читателей хоть часть малоизвестных фактов об этом, вне всякого сомнения, выдающемся человеке.

(Продолжение следует)




информация предоставлена газетой "Город"



© 2009 - 2017г. Vnete.com.ua
г. Бердянск, Косенко Вячеслав
Нашли ошибку?    Добавить свою информацию    Обратная связь    Свадьба Бердянск Бердянск