Новости, объявления, справочник Бердянска

Войти | Регистрация

19
ноября



Анекдот
Женщина выбирает в магазине ковер:
Мне нужно что-нибудь практичное, немаркое, для детской.
- А сколько у Вас детей?
- Шестеро...
- В таком случае практичнее всего детскую заасфальтировать.

Повороты судьбы Путь к живописи бердянского художника Владимира Жаркова лежал через многолетнюю службу в милиции и не только


Участочек проспекта Ленина и Приморской площади, где стоят со своими картинами бердянские художники, давно назвали Малым Арбатом. И в самом деле, далеко не каждый областной город, не говоря уже о городах меньших масштабов, может похвастаться такой галереей под открытым небом. На бердянском «Малом Арбате» можно увидеть картины различных направлений и различных техник исполнения. О вкусах и творческих пристрастиях не спорят. Но лично автор этих строк всегда с особым уважением относился к мнению выдающегося советского и российского художника Ильи Глазунова, который настоящим искусством считает именно реализм. Не надуманную абстракцию, не черные квадраты и синие круги, а отражение реально окружающего мира, людей, исторических эпизодов через восприятие их художником. Что касается мастерства передачи этого восприятия, то тут, наверное, и говорить не приходится.


Так вот, в Бердянске одним из таких художников является Владимир Жарков. Его пейзажи, особенно морские, – это нечто. Сравнивать его работы с фотографиями было бы, наверное, неправильно. Фотография – отдельное направление в искусстве. А работы Владимира Михайловича – это не просто отражение реального сюжета, не застывшее мгновение. Если это море, то пена на волне словно готова выплеснуться навстречу вам. Это глубина и динамика. Увидев такие картины, мне захотелось остановиться и поговорить с этим человеком. И, честно признаться, был очень удивлен, когда узнал, что у этого человека нет художественного образования. И вообще, писать картины он начал только с 1992 года, а до этого Владимир Михайлович работал старшим следователем.



– Вы сами бердянец?

– Нет. Я родился в Сумах, а вырос в городе Ромны Сумской области.

– Как же Вы оказались в Бердянске?

– По направлению. В 1972 году я окончил в Ромнах Индустриальный техникум по специальности техник-технолог керамики и там получил направление на работу в приморский город Бердянск. Чему был очень рад, и с тех пор я бердянец. А свой трудовой путь я начал на кирпичном заводе. Был я тогда садчиком печи. Проще говоря, подавал в печь кирпич-сырец для обжига. Каждый кирпичик весом по 4,2 кг, как сейчас помню. Уже через полгода стал мастером смены.

– Профессия, прямо скажем, далекая от искусства. Вы что, в то время живописью даже не интересовались?

– Ну как же. Рисовать я любил со школьной скамьи. Поэтому и в школе, и в техникуме, и в армии всегда оформлял стенгазеты. Правда, учился я не изобразительному искусству, а музыке. Мама воспитывала меня с сестрой сама. Однако старалась дать нам как можно больше. И я, и сестра учились в музыкальной школе по классу скрипки. Сестра по этой стезе так дальше и пошла. Она закончила музыкальное училище, и сегодня преподает в макеевской музыкальной школе по классу скрипки.

А меня, как я уже сказал, судьба привела в Бердянск на кирпичный завод. Здесь я познакомился с заводским художником Леонидом Князевым. Ему-то я и рассказал и своем пристрастии к живописи. Он посоветовал мне закончить заочный университет живописи имени Крупской. Однако мне хотелось учиться на стационаре. А поскольку для стационара необходима была подготовка, я стал посещать изостудию в ДК Островского. Занимался у Георгия Исаева.

– Если Вы с молодых лет хотели посвятить себя живописи, как же оказались в милиции?

– А вот так сложилась судьба. В то время, как я мечтал об учебе в каком-нибудь институте искусств, на заводе состоялось комсомольское собрание, и меня делегировали на службу в органы МВД. В общем, вместо того, чтобы учиться на художника, я проработал чуть больше полугода в патрульно-постовой службе, а потом поступил в Днепропетровскую средне-специальную школу милиции. Окончив ее с отличием, с 1976 по 1980 годы я работал участковым в микрорайоне Стекловолокно. Затем поступил и также закончил с отличием Киевскую высшую школу милиции. В звании капитана вернулся в 1983 году в Бердянск и получил должность старшего участкового. Отвечал я тогда за АКЗ, РТС, поселки Механический и Аварийный. А когда в 1984 году вместо вышедшего на пенсию начальника горотдела Александра Камаева на эту должность из райотдела был назначен Николай Тихоненко, он забрал меня в следственный отдел, и вплоть до 1992 года я работал старшим следователем.

– А все эти годы у вас не было желания заниматься тем, чем Вы хотели в юности – писать картины?

– Хотел, и с годами это желание становилось все больше. Собственно, подрисовывать я начал, еще работая в милиции, года эдак с 1987. Познакомился с бердянскими художниками. Знаете, аж на душе защемило. Я тогда еще взялся и нарисовал дома картину на стене. А тут вскоре и приказ по МВД, что сотрудники могут выходить на пенсию по выслуге 20 лет. И вот тут я окончательно решил: пора наконец-то переходить к тому, чем надо было заниматься изначально. И я подал рапорт. Но, помню, первый мой рапорт Николай Николаевич вернул и не дал ему хода. А когда я написал второй, он сказал: «Ну что, хочешь картины писать?» Я ответил: «Да». Так с июня 1992 года я полностью был предоставлен себе и начал заниматься тем, о чем мечтал.

– Какова Ваша любимая тематика в живописи?

– В основном я пишу пейзажи, в особенности морские, что и неудивительно, живя у моря. Иногда пишу натюрморты. Портретной живописью практически не занимаюсь.
Работать предпочитаю кистью. Иногда использую мастихин…

– Это что такое?

– Это такие специальные маленькие инструменты, разной ширины, отдаленно напоминающие мастерок. Этими инструментами на холст наносится мазками масло. В результате получаются такие вещи, которые потом не повторяются при всем желании.

– А Ваша супруга чем занимается?

– Так сложилось, что на сегодня она домохозяйка, хотя человек по натуре очень деятельный. По специальности она и библиотекарь, и педагог с высшим образованием. Встретились мы с ней, когда я учился в Днепропетровской школе милиции. В Бердянск вернулся уже женатым человеком. Поначалу жили во времянке. Потом – в общежитии кирпичного завода. А в 1979 году я получил двухкомнатную квартиру, в которой по сей день мы и живем.
В Бердянске супруга работала сначала библиотекарем. Затем, когда я уехал на учебу в Киев, и она со мной, там она устроилась воспитателем в детский сад. Вернувшись домой, в Бердянск, она тоже работала воспитателем в деткомбинате №34.

– У Вас один сын?

– Нет, есть и дочь. В этом году она как раз закончила Днепропетровский гуманитарный университет. Закончила с отличием. Сейчас хочет продолжить учебу в Киеве.

Сын – Денис, закончил бердянскую художественную школу, затем педагогический институт. Сейчас живет в Киеве. Занимается живописью, но больше любит и склоняется к фото и видео. На профессиональной основе снимает клипы.

– Но вернемся к Вашему творчеству. Вы поклонник реализма, как видно из Ваших работ…

– Да. Я больше склоняюсь к реализму. Как-то выступал по телевидению художник Поярков. Так он справедливо с иронией отметил, что при современных веяниях в искусстве не обязательно даже уметь рисовать. Именно потому и не приемлю современное арт-искусство и всякого рода инсталяции. Живопись – это когда пишут то, что греет душу и сердце. Хотя и не отрицаю права на существование различных направлений.

Я чту таких художников, как Васнецов, Айвазовский, Серов, Саврасов и т.д., не говоря уже об эпохе Возрождения. Это то, что создано на века.

– В период заката Римской империи римское общество тоже очень увлекалось искусством. В массовом количестве (по тем, конечно, меркам) тиражировались копии известных скульптур и т.д. Однако сегодня этот период принято считать уже кризисом древнего мира и древнего искусства. Не кажется ли Вам, что различного рода квадраты Малевича, картины «Синее» и т.д. – это тоже признак не столько творческого проявления, сколько кризиса культуры.

– Наверное, так это и есть. Тем более, что современные технологии позволяют даже тем, кто не имеет элементарных навыков, с помощью техники сделать такое, причем в кратчайшие сроки, на что художнику понадобится много усилий. И я считаю, это не очень хорошо. Духовное должно оставаться духовным. Тогда и картины будут живыми, индивидуальными. В одном из фильмов актер Ролан Быков сказал: «Лучше я куплю оригинальную работу посредственного художника, чем фото-офсетную копию какого-то мирового шедевра». Я считаю, это правильно.

– Скажите, а картины сегодня покупают часто? Ваши, Ваших коллег?

– Что Вы! Покупают единицы. Да что там покупают. Даже зритель наш сегодня либо в памперсах – дети, либо уже с пенсионным удостоверением. Молодежь, люди среднего возраста просто пробегают мимо, не обращая внимания. Сегодня век постеров, дешевых фабричных тиражированных работ. Искусство из квартир и домов вытесняется интерьерным подходом. Картинка покупается не как искусство, а как необходимый элемент офрмления, под мебель, под обои или шторы. Либо так просто, чтобы стена не пустовала.

Это, кстати, сказывается и на самой профессии художника. Еще не так давно нас в объединении «Азов-Арт» было 22-24 человека, а сейчас осталось 13 человек.

– Что, бросают заниматься живописью?

– Нет, уходят из жизни, болеют, а молодые им на смену не приходят. Большинству членов нашего общества сегодня за 50.

– А как складываются взаимоотношения в среде художников? Ведь Вы все-таки конкуренты друг другу?

– По натуре художник – это одиночка. Товарищеские отношения – да, но дружескими их назвать можно в единичных случаях. Хотя, если приходится работать вдвоем-втроем, скажем, расписывая стену в доме, то такие коллективы, как правило, не меняются. Начали работать вместе – так и дальше.

– А Вы легко расстаетесь со своими картинами, продавая их?

– Отдавая картину, отдаешь частицу себя, своей души. Поэтому есть такие работы, с которыми я никогда не расстанусь. А вообще, практически все написанные картины поначалу очень жалко отдавать. Только после того, как проходит какое-то время, и не просто время, а после того, как написана новая работа, тогда я готов расстаться с предыдущей картиной.

– Я не большой специалист, но Ваши картины явно дороже того, за что Вы их продаете. Не жалко?

– Это бердянские реалии. Что тут поделаешь. Я отдаю свои работы на продажу и в галереи Киева. Когда узнал, что галереи накручивают на мою стоимость полторы-две еще и своих, конечно, неприятно. Но такова жизнь.

– Спасибо Вам за интересную беседу. Знаю, что Ваши картины есть в частных коллекциях и за пределами СНГ. Тем не менее, возрастающего Вам признания со стороны ценителей искусства и создания многих творческих шедевров….

– В заключение хочу высказать сожаление о том, что нет у нас на пр. Ленина ни одного биллборда о наличии в городе различных музеев и их адресов. Возможно, это было бы интересно приезжим отдыхающим.




информация предоставлена газетой "Город"



© 2009 - 2017г. Vnete.com.ua
г. Бердянск, Косенко Вячеслав
Нашли ошибку?    Добавить свою информацию    Обратная связь    Свадьба Бердянск Бердянск