Новости, объявления, справочник Бердянска

Войти | Регистрация

20
ноября



Анекдот
- Что легче разгрузить: вагон картошки или вагон грудных детей?
- Детей. Картошка сквозь вилы проваливается.

Начальник Бердянского природоохранного научно-исследовательского отделения Приазовского Национального парка Александр Хлесткин: «Наша цель – добиться гармонии между желанием людей отдохнуть на природе и интересами самой природы»


Уже прошло более полутора лет с того момента, как в Украине был создан Приазовский Национальный парк. В его границы вошла значительная территория Бердянска и Бердянского района. В частности, коса, Верховая, пойма реки Берды… Дирекция парка размещается в Мелитополе, а в Бердянске было создано природоохранное научно-исследовательское отделение, которое возглавляет Александр Хлесткин.




Что же дали природе Бердянска полтора году существования парка, как он развивается и как намерен решать те трения с гражданами, которые возникают по поводу въезда на оголовок косы и в отношении экскурсий на остров Дзендзик? С этими вопросами мы обратились к руководителю Бердянского отделения Приазовского Национального парка.

– Александр Николаевич, наверное, еще рано говорить о каких-то результатах, тем более, что и сам парк, как я понимаю, все еще находится на стадии становления, во всяком случае, в материальном аспекте, а потому начать разговор предлагаю с проблем, которые сегодня есть у отделения, которое Вы возглавляете. С какими трудностями приходится сталкиваться?

– Я бы начал все-таки с результатов. Да, еще рано говорить о серьезных успехах в плане сохранения природы Бердянщины, но есть уже и явно видимые результаты. Всего полтора года прошло с момента запрета охоты в пойме реки Берды. Ее еще называют Петровский луг. Вид на него открывается на выезде из Бердянска в районе нового кладбища. Так вот там сегодня собирается огромное количество птиц: утки, гуси, цапли, лебеди… То, что всякой живности в этом месте стало намного больше, видно, как говорится, невооруженным глазом. И в этом, я думаю, со мною согласятся многие, уже есть плюс. Даже на Дальней косе, где остаются определенные трудности, о которых скажу ниже, птиц стало больше. Думаю, кто летом приезжал на оголовок косы, обратил внимание на большое количество диких уток, которые плавали в озерах вместе с выводками утят.

– В самом деле, я сам видел и был приятно удивлен. И это несмотря на то, что оградить оголовок косы от выезда транспорта прямо на берег моря так и не удалось.

– Вот в этом и есть одна из трудностей. Хочу обратить внимание на то, что заповедник на Дальней косе был создан намного раньше, чем эта территория отошла к Приазовскому национальному парку. И въезд транспорта сюда был ограничен уже много лет. В этом смысле начало работы парка не внесло каких-либо кардинальных перемен. Однако переломить сознание людей до сих пор не удалось. На оголовке есть автомобильная стоянка. Пусть не до конца оборудованная, но есть. Рядом контейнерная площадка для сбора мусора. Пройти до берега от этого места метров 100-200. Но все равно находятся те, кому хочется купаться в море, выходя прямо из салона своей машины. Более того, прямо по песку, через камыши и протоки они устремляются на дальний пляж. Мы уже делали и таблички с информацией о том, что это территория Национального парка, что въезд на нее запрещен. Мы перекрыли выезд на берег шлагбаумом, на самом берегу вырыли в песке целый ров – все бесполезно. Не только внедорожники, даже низкосидящие и наши машины, и иномарки, несмотря ни на что, все равно пытаются подъехать к самому морю. Вязнут в песке, застревают, но все равно едут.

Сколько мы замков сменили за лето на шлагбауме, я даже затрудняюсь сказать. Не получается сорвать замок – особо рьяные едут в объезд, через камыши, пытаясь, найти другой путь. Табличек переломали – тоже не счесть. Бывали случаи, когда таблички оставались на своем месте менее суток.

– А их-то зачем ломают? Просто из хулиганства?

– Не исключено, но главным образом для того, чтобы, когда подойдут инспектора и начнут составлять протокол, сказать, что они не знали, что заехали на территорию Национального парка и были не в кусре, что заезжать сюда нельзя. При этом лично меня больше всего поражает еще и тот факт, что, выехав на пляж на машине, такие горе-отдыхающие еще и мусор за собой не вывозят. Казалось бы, вы уже проехали какими-то путями на самый пляж, так соберите в пакет мусор, положите в багажник и вывезите его. Нет. Где отдыхали – там и бросили. И точно такая же картина на Верховой. Просто парадокс получается: люди хотят отдыхать на чистых пляжах, желательно в тени маслин. Но оказавшись в таком месте, они мусорят да еще и деревья рубят, чтобы пожарить шашлыки. Поэтому еще раз хотелось бы призвать наш народ к порядочности, к сохранению природы – нашего главного достояния.

– А призывать бесполезно. Мировая практика показывает, что сознательность и порядочность воспитывается через строгие карательные меры. В частности, через большие штрафы.

– Согласен, но с этим есть проблемы. Во-первых, штраф за нарушение режима природоохранной территории не так велик, как хотелось бы. А во-вторых, инспектор выписывает протокол, а штрафы вносятся по месту жительства. А кому в Киеве, Донецке, Днепропетровске и во всех других городах дело до Бердянска. Поэтому, как правило, главная задача в подобных ситуациях не только составить протокол, но и добиться того, чтобы люди выехали с пляжа. Это тоже непросто. Нам говорят: «Хорошо, выписали протокол, идите дальше, а мы, коль все равно платить штраф, будем купаться». И что делать? Снять номера не имеют права сегодня даже сотрудники ГАИ, отбуксировать насильно машину на штафплощадку – у нас на это нет ни прав, ни технических возможностей. Остается одно – стоять над душой и настойчиво заставлять убрать машину с пляжа.

– То есть это означает, что радикально изменить ситуацию с выездом транспорта на берег моря не удастся и в следующем году.

– Я бы не был столь категоричен. Будем бороться, установим новые шлагбаумы, пророем канавы. В общем, сидеть сложа руки не будем. Тем более, что в этой работе нам готова идти навстречу и городская власть.

– Хорошо, но мусор после сезона остался и на Верховой, и на Дальней косе. Как быть с этим?

– Убирать, другого выхода нет. И мы это делаем. В сентябре вместе с общественностью при всестороннем содействии коммунального предприятия «Бердянское побережье» только с Верховой было вывезено порядка 600 мешков мусора.

А вот попытка привлечь к уборке острова Дзендзик тех, кто летом возил туда на катерах людей, не увенчалась успехом. Будем делать это своими силами.

– Так, может, стоит поставить об этом в известность городские власти и в следующем году не допустить таких предпринимателей к зарабатыванию денег на катании людей? Они, значит, снимают сливки, а все остальное – не их проблема…

– Дело в том, что Дзендзик является непосредственно заповедной зоной. По закону «О природо-заповедном фонде» посещение таких территорий вообще запрещено. Даже приближаться более чем на 200 метров нельзя. И потому очень хотелось бы, чтобы те бердянцы, которые летом осуществляют морские прогулки – катают отдыхающих по заливу и, в том числе, возят на Дзендзик, – отнеслись к этой норме закона не враждебно, а с пониманием.

– То есть на Дзендзик людей вообще нельзя возить?

– Совершенно верно. Только в августе мы составили 16 протоколов по факту причаливания и высадки людей на Дзендзике. Этого делать нельзя.

– Тем не менее, катера все время ходили, ежедневно.

– А проблема та же, что и с выездом машин на пляжи. Штраф за высадку людей на Дзендзике от 153 до 408 грн. Даже при его максимальном размере – это стоимость перевозки максимум шести человек, а некоторые катера берут на борт 40-50 человек. А бывает, дело вообще ограничивается тем, что суд делает устное предупреждение нарушителям.

Весьма проблематично и само составление протокола. Этот документ составляется на владельца катера. Но работают ведь наемные люди. Поэтому составление протокола, как правило, сопровождается потом еще и поисками хозяина. Начинается: «Я не знаю, кто это». «Я не знаю, как с ним связаться, телефона у меня нет». Даже в случае, когда удается связаться с хозяином, оказывается, то его в городе нет, то придти он может только вечером. Поэтому ищем, ждем. А он в суде получил устное предупреждение и дальше возит людей на Дзендзик.

– А задержать катер, чтобы хозяин сам быстренько нашелся, естественно, нельзя…

– Можно, но это вовсе не означает, что хозяин быстро найдёться.

– Но, с другой стороны, соглашаясь с Вашим возмущением по поводу замусоривания Дзендзика, отказа убирать его, мне, как бердянцу, кажется, что полный запрет посещения Дзендзика – это не совсем правильно. Это наша достопримечательность, почему ее не показать отдыхающим? Я и сам с удовольствием ездил туда с сыном. Возможно, необходимо сократить количество маршрутов. Но с точки зрения интересов города-курорта полный запрет – наверное, это не правильно…

– Дело в том, что Дзендзик является непосредственно заповедной зоной. Это место, где гнездятся всевозможные виды птиц. Это небольшой участок дикой природы, который мы просто обязаны сохранить для детей и внуков. А для этого необходимо идти на какие-то жертвы. И такой вполне оправданной жертвой является запрет на посещение острова. К этому нужно отнестись с пониманием. Если мы не сохраним свою природу, то отдыхающих нам вообще нечем будет привлечь в Бердянск.

– Как же Вы намерены бороться в поездками на Дзендзик?

– Мы уже налаживаем тесное сотрудничество с ГИМСом, с водной милицией, с экологической инспекцией Азовского моря, с пограничниками. В первую очередь нужно добиться запрета коммерческих экскурсий на этот остров, так как именно они составляют наибольшую долю посещения людьми этой заповедной зоны, а, как следствие, и нанесения вреда данному обьекту ПЗФ загрязнением и внедрением человека в дикую природу.

Надеемся на поддержку городских властей, потому что, с точки зрения закона, у предпринимателей, катающих людей на катерах, не должно быть даже вывесок типа «Поездка на необитаемый остров Дзендзик». Таких точек путешествий просто не должно быть. Поэтому будем бороться и добиваться сохранности Дзендзика.

– На какие бы еще моменты Вы хотели обратить внимание?

– На сегодня это еще один момент, который стал неожиданностью для нашего населения. Хочу подчеркнуть: любая деятельность на территории Национального парка, которая ведет к ухудшению экологической ситуации в его пределах, является незаконной. В данном конкретном случае я имею в виду добычу лиманского червя в куту (район первого причала до аквапарка). Неважно, для себя это кто-то делает, или на продажу…

– А что, продается?

– Да, по гривне за штуку. Так вот, независимо от того, для каких целей, добыча лиманного червя в этом месте запрещена. В случае выявления таких фактов, наши инспектора будут составлять протоколы на нарушителей. Обращаю на это внимание абсолютно всех. И еще раз призываю к сознательности, к стремлению сохранить то, что для нас сохранили наши предки, а мы обязаны передать будущим поколениям.

– Скажите, а сам Приазовский Национальный парк на сегодня уже прошел этап, скажем так, становления? Может выполнять стоящие перед ним задачи?

– Я бы сказал так: организационные и формальные моменты уже почти пройдены. Мы наладили взаимоотношения с другими службами и работаем над выполнением стоящих перед нами задач. Но есть еще вопросы материального плана и технического оснащения. В этом смысле Национальный парк еще находится на этапе становления. Даже Москва, как говорится, не сразу строилась. Главное, что есть коллектив, есть желание работать и достичь результата. Уверен, мы добьемся наведения необходимого порядка. Задача парка отнюдь не в том, чтобы отмежеваться, оградиться от людей. Наша цель добиться гармонии между желанием бердянцев и приезжих отдохнуть на природе и интересами самой природы. В конечном итоге это ведь выгодно и самим людям.




информация предоставлена газетой "Город"



© 2009 - 2017г. Vnete.com.ua
г. Бердянск, Косенко Вячеслав
Нашли ошибку?    Добавить свою информацию    Обратная связь    Свадьба Бердянск Бердянск