Новости, объявления, справочник Бердянска

Войти | Регистрация

18
ноября



Анекдот
Пожилые супpуги вспомнили свое детство и pешили посетить тот школьный двоp, где они в пеpвый pаз встpетились. Там они нашли деpево, на котоpом они когда-то выpезали сеpдечко и свои инициалы, и поцеловались в том же углу, где они когда-то поцеловались в пеpвый pаз. По доpоге домой они вдpуг нашли кошелек, до отказа набитый деньгами, и, конечно же, pешили его пpисвоить. Hа следующий день к ним пpиходят двое полицейских и спpашивают:
- Мы опpашиваем всех жителей этого pайона, не находил ли кто-нибудь вчеpа кошелек, полный денег.
Жена все отpицает, а муж, чувствуя вину, pешил пpизнаться.
- Вы уж его извините, - говоpит жена, - он уже стаpый, и с головой у него... сами понимаете.
Однако, муж настаивает:
- Hет, я в совеpшенно здpавом уме. Вчеpа, когда мы с женой возвpащались из школы...
- Понятно, - говоpит один полицейский дpугому, - пошли дальше.

В древние времена очертания Азовского моря (Меотийского озера) были совсем другими


Во второй половине первого тысячелетия до нашей эры уровень Азовского моря (Меотиды) был на 5-6 метров ниже, нежели сейчас. Близ входа Меотиды в Понт (Черное море) – в Боспоре Киммерийском (Керченском проливе) – он был ниже современного на 10-15 метров. Меотида – Мать Понта – Кормилица Понта – представляла собою тогда пресноводное озеро, стремительно вытекающее в Понт – Черное море. Много меньше была и ее площадь в сравнении с теперешней.



Фрагмент карты Клавдия Птолемея (ок. 87 г. н. э.—165 г. н.э.) — древнегреческого астронома, астролога, математика, оптика, теоретика музыки и географии. На фрагменте: Черное море – Euxini maris pars, Меотида – Meotis palvs – Азовское море. Таким видели его древние греки



Фото: акватория Азовского моря, Керченский пролив из космоса. На снимок наложена карта Азовского моря Птолемея. Обратите внимание, как удивительным образом контуры глубоководной части Азова похожы на контуры древней Меотиды. 1 – обозначенная белым контуром глубоководная часть нынешнего Азовского моря; 2 – фрагмент карты Европейской и Азиатской Сарматии (EVROPAE VIII. TABULA) Клавдия Птолемея с изображением Меотиды, совмещенный с глубоководной частью Азовского моря; 3 – Керченский пролив – Боспор Киммерийский


Но весьма разительно отличались от нынешних в то время и реки, впадающие в Меотиду – это был период значительного увлажнения климата на планете, и меотийские реки были, не в пример сегодняшним, очень многоводными. Их бурные потоки несли по широким руслам в море колоссальное количество ила и песка (в том числе и золотоносного), образуя обширные наносы – отмели, затрудняя тем самым мореплавание по Меотиде – житнице и рыбнице греческой колыбели европейской цивилизации.

Поэтому совершенно неудивительно, что занесение Меотиды речными наносами, повлекшее за собой катастрофическое ее обмеление, нашло отражение в трудах многих древнегреческих авторов. В том числе и в сочинениях великого древнегреческого ученого и философа, ученика Платона, воспитателя Александра Македонского – Аристотеля:

«…Даже побережье Меотийского озера вследствие речных наносов настолько увеличилось, что ныне входят туда для работы суда гораздо меньшей величины, нежели 60 лет тому назад; из этого легко сообразить, что и оно, подобно многим озерам, первоначально обязано своим происхождением рекам и что, в конце концов, ему суждено всему высохнуть…» – Аристотель, «МЕТЕОРОЛОГИКА», КНИГА ПЕРВАЯ, гл. 14.

Занимало умы древних греков обмеление Меотиды и позже, поскольку в значительной мере сказывалось на снабжении Греции и зарождавшейся Римской империи меотийской рыбой, скотом, хлебом. Свидетельство тому, к примеру, – текст из 40-томной «Всеобщей истории» Полибия (древнегреческого ученого II в. до н. э.):

«…Для необходимых жизненных потребностей окружающие Понт (Черное море. – Прим.) страны доставляют нам в Грецию скот и в изобилии соленую рыбу. Занесение Меотиды представляет уже осуществившийся факт: глубина ее в наибольшей части достигает только 5-7 оргий (оргия – мера длины, равная 1,8-2 метрам. – Прим.), почему и плавание по ней уже невозможно для больших судов без лоцмана. Будучи первоначально морем, слившимся с Понтом в одно, она теперь представляет собою пресноводное озеро, вследствие того, что морская вода вытеснена наносами и вода впадающих рек получила перевес...»

По представлениям византийского историка Зосимы (жившего спустя девять веков после Аристотеля и семь веков после Полибия. – Прим.) – свидетеля агонии Великого Рима, рухнувшего под ударами гуннских орд, именно обмеление Меотиды позволило в V веке нашей эры племенам гуннов пройти из Азии в Европу и обрушить затем всю свою мощь не только на Восточный Рим, но и на своего «стратегического союзника» в жестоком противостоянии с Восточным Римом – Рим Западный:

«...Киммерийский Боспор (Керченский пролив. – Прим.), занесенный илом из Танаиса (Дона), дал им (гуннам) возможность перейти сухим путем из Азии в Европу. Явившись вместе с конями, женами, детьми и всем имуществом, они напали на живших выше Истра (выше Дуная. – Прим.) скифов...» – Зосим, «THE HISTORY OF COUNT ZOSIMUS».

Иной, соответственно, была в древности и береговая линия Азовского моря. Вероятнее всего, тогда Азовское море выглядело именно так, как изобразил его во втором веке нашей эры на карте Европейской и Азиатской Сарматии древнегреческий астроном, математик и географ – автор фундаментального «Руководства по географии» – Клавдий Птолемей (ок. 87г.—165г. н. э.). Основанием для такого утверждения может служить поразительное сходство птолемеевого очертания меотийского берега с контуром глубоководной части акватории нынешнего Азовского моря – хорошо различимой на космических снимках.

Если довериться карте Птолемея и совместить ее с глубоководной частью современной акватории Азова (первым, кто подобным образом привязал изображение Меотиды на карте Птолемея к современной акватории Азовского моря, был, похоже, российский краевед из города Ейска – автор множества публикаций по локализации Азовской Атлантиды – Владимир Амельченко. – Прим.), то окажется, что древнее устье – гирло Танаиса-Дона, остров Алопекия близ древнего устья Дона, а также античный торговый центр – город Танаис на Меотиде – вполне могли в I–II вв. нашей эры находиться на значительном удалении от расположенного в горловине (гирле) Таганрогского залива Азовского моря современного устья Дона, т. е где-то посередине между современными Бердянской (близ современного Бердянска) и Белосарайской (близ современного города Мариуполя) песчаными косами. Основанием для такой привязки древней карты Клавдия Птолемея к современной акватории Азовского моря может служить в том числе и свидетельство древнегреческого историка и географа Страбона (ок. 64/63 до н. э.—ок. 23/24 н. э.), согласно которому устье Танаиса-Дона и крупный центр древнего мира город Танаис находились в глубокой древности строго к северу по отношению к выходу из Боспора Киммерийского – Керченского пролива, – а не в глубине современного Таганрогского залива, как принято считать ныне:

«…На реке и на озере (Меотийском озере – Меотиде. – Прим.) лежит одноименный город Танаис, основанный греками, владевшими Боспором (т.е. Боспором Киммерийским – обширными территориями, примыкающими к Керченскому проливу, соединяющему Азовское и Черное моря. – Прим.). Недавно его разрушил царь Полемон (Полемон I – царь Боспора в 14–8 гг. до н. э. – Прим.) за неподчинение. Это был общий торговый центр азиатских и европейских кочевников, с одной стороны, и прибывающих на кораблях в озеро (Меотиду. – Прим.) с Боспора, с другой; первые привозят рабов, кожи и другие предметы, которые можно найти у кочевников, последние доставляют в обмен одежду, вино и все прочие принадлежности культурного обихода. В 100 стадиях перед этим торговым центром лежит остров Алопекия — место жительства смешанных поселенцев. Поблизости на озере есть и другие островки. От входа в Меотиду Танаис находится в 2200 стадиях по ПРЯМОМУ пути НА СЕВЕР; немного больше расстояние, если плыть вдоль берега…»

Упомянутый же неоднократно отцом истории Геродотом в «Мельпомене» античный город Кремны (Кримны), расположенный на карте Птоломея у оголовка Агарского мыса – Agarum promontoriu на Меотиде, – так же, вероятнее всего, давно покоится на морском дне – близ меридиана, равноотстоящего и от современной Бердянской косы, и от косы Обиточной. Эти азовские косы, вероятнее всего, и являются геологическими остатками Agarum promontoriu – Агарского мыса, – чудом дожившими и сохранившимися до наших дней.

Исчезнут когда-то и они – ведь наступление моря на сушу, начавшееся много тысячелетий тому назад, продолжается и в наши дни. И хотя средняя скорость этого наступления, вроде бы, и не столь велика – «всего лишь» каких-то 2-3 мм в год (20-30 см за столетие, 2-3 м за тысячелетие), но, как оказывается, для едва возвышающихся над поверхностью моря чрезвычайно хрупких песчаных творений природы, коими являются азовские косы, такое медленное, но уверенное наступление моря влечет катастрофические последствия.

Тем более, что давно уже иссякли на Боспоре воспетые Эсхилом еще в VI веке до нашей эры воды меотийских рек, породившие некогда своими песчаными наносами Азовские косы.




информация предоставлена газетой "Город"



© 2009 - 2017г. Vnete.com.ua
г. Бердянск, Косенко Вячеслав
Нашли ошибку?    Добавить свою информацию    Обратная связь    Свадьба Бердянск Бердянск